Баннеры

Краеведение

К содержанию

1917-1918 гг. Спасский район. Документы и факты. Н.И. Забродина

Н.И. Забродина 1917-1918 гг. Спасский район. Документы и факты В Спасском уезде, как и во всей стране, в начале XX века экономика интенсивно развивалась. Небольшие предприятия обслуживали запросы населения. Торговля, представленная купцами, мещанами и крестьянами, торговавшими в основном зерном, пенькой, кожевенным товаром и изделиями из него, также развивалась. Удаление Спасска от железной дороги стало несколько уменьшать товарооборот зерна. Некоторые предприниматели (Вихров, Исачкины и другие) обзавелись землей и развивали свой бизнес ближе к железнодорожным магистралям. Самым острым был земельный вопрос. Рост количества населения (к 1917 году около 40 тысяч человек в границах нынешнего района) из-за безземелья не способствовал улучшению жизни части крестьян. Около 15 % сельских хозяев интенсивно развивались в годы Столыпинской реформы, приобретая современное сельскохозяйственное оборудование и предметы переработки своей продукции (дранки, просорушки, маслобойки и др.). Около 10 % крестьян стали еще беднее. Они имели по 1-2 десятины земли на мужскую душу, по бедности не могли арендовать землю. В неурожайные годы их положение было просто отчаянным. Увеличилось число крестьян-отходников, чтобы заработать на налоги и расплатиться за занятое зерно на еду (не хватало до нового урожая). В 1905-1907 годах в уезде началась борьба с помещиками, выразившаяся в поджоге помещичьих кормов и хозяйственных построек. Первая мировая война 1914-1917 годов еще больше обострила сельские проблемы. Борьба за землю была главной в жизни крестьян. Случившаяся в феврале 1917 года революция, вынужденное отречение Николая II от престола и создание Временного правительства дало крестьянам страны надежду на справедливое решение земельного вопроса. Большинство жителей встретило Февральскую революцию восторженно. Власть на местах осталась за земскими учреждениями. Председателям земских управ даны функции комиссаров Временного правительства (губернских и уездных). Социалисты-революционеры (эсеры) в органах местного самоуправления занимали господствующее положение. Одним из первых законодательных актов Временного правительства было «Временное положение о милиции». Полиция была распущена, в милицию были набраны новые люди «от народа». Кадра эти были не профессиональными, на них же возлагалась и судебно-следовательская работа. Благодаря сборнику документов «Крестьянское движение в Тамбовской губернии.1917-1918» (М.,2003) теперь несколько прояснилась картина политических событий в Спасском уезде, причины крестьянских выступлений. Сборник составлен добросовестно, без идеологических пристрастий. После дней восторга и манифестации по поводу дарованных Временным правительством свобод в Спасске был образован общественный исполнительный комитет при земской управе, в котором преобладали представители эсеров, как доморощенных, так и заезжих. В их числе был А.С. Новиков, в будущем известный писатель Новиков-Прибой. В Спасск он прибыл с однопартийцем и писателем Гусевым-Оренбургским, с которым познакомился по работе в санитарных поездах во время войны. Позднее вместо общественного исполнительного комитета был образован Совет крестьянских депутатов. С апреля 1917 года по решению губернских органов в Спасске образован земельный комитет. Возглавил его тот же Новиков. Комитет должен был держать на контроле земельные дела в уезде, пока Учредительное собрание законным порядком не решит земельный вопрос в стране. С мая 1917 года во Временном правительстве страны произошли изменения. Оно стало коалиционным, в него вошли представители партий кадетов, октябристов и социалистов. В июле снова поменялось правительство. Шла жесточайшая борьба за власть между партийными организациями. Все это не способствовало решению двух главных общественных вопросов: о мире и о земле. Борьба идей по поводу мира и земли вела к ослаблению государственной власти на местах. Об этом говорят многие документы. В.И. Ленин справедливо охарактеризовал деятельность Временного правительства как «болтовня и каша». Временное правительство хотело быть верным союзническим обязательствам в войне. А вместо того, чтобы четко и ясно сказать крестьянам, как будет решаться земельный вопрос, затеяло сельскохозяйственную поземельную и городскую перепись с мая по октябрь 1917 года, чтобы подготовить этот вопрос к утверждению Учредительным собранием. Выборы в него состоялись в ноябре. Но крестьяне не хотели ждать. Летом 1917 года фронт фактически рухнул. Солдаты, хлебнувшие социальной пропаганды большевиков, возвращались домой. Многие решительно были настроены поделить помещичью землю между крестьянами. Юридически незаконным путем они вмешивались в решения землевладельцев по аренде садов, земли, уменьшая цены за ее аренду и увеличивая цены на крестьянский труд в помещичьем хозяйстве. Помещики, конечно, были недовольны этим, т.к. нарушалась доходность имений. Недоразумения между крестьянами и помещиками приводили вначале к угрозам, а потом и к разгрому имений и их поджогам. Доходило до того, что владельцы имений не могли для себя зарезать курицу или выехать на своих лошадях по надобности. В Спасском уезде первыми проявили недовольство крестьяне сел Липягов и Кошелевки. Позднее выступления крестьян стали повсеместными. Многие землевладельцы бежали из имений. В Тамбове губернский земельный комитет возглавлял эсер Н.Н.Бобынин.13 сентября комитет принял «Распоряжение № 3 всем земельным и продовольственным комитетам и всем крестьянам Тамбовской губернии», главной мыслью которого был посыл крестьянам не чинить разгромов имений, а произвести учет имений со всеми угодьями и имуществом. Но долго еще не было точных инструкций по взятию на учет названных ценностей. Они появились лишь 4 ноября. Строго говоря, названный документ не соответствовал законодательству России того времени, но, может быть, это было более мягким решением вопроса о земле в губернии. 28 августа в Тамбове создан губернский Комитет спасения Родины и революции. В Спасске создан такой же уездный комитет, возглавляемый эсером Черновым, членом уездного земельного комитета (имя, отчество и биография его пока не известны). Их основная задача – действовать против пропаганды большевиков. В уезде создавались волостные земельные комитеты, где-то – продовольственные комитеты. Они не могли поделить между собой рабочие функции, что приводило к спорам и недоразумениям. За 1917 год в Спасском уезде разграблены 22 имения, были случаи и убийства помещиков. Недостаточные силы милиции, отсутствие следователей способствовали волне погромов. Как писал лесничий из Зубовой Поляны Окоронко, сообщая о порубке леса начальнику губернской земельной управы, «милиционеры бегут, если кто-либо из граждан покажет им топор». Угрозы жизни были даже уездному комиссару Временного правительства Алексею Павловичу Хохлову, сменившего отца, Павла Акинфиевича Хохлова, на этом беспокойном посту 17 июля 1917 года. В течение полугода А.П. Хохлов отправил довольно много сообщений и телеграмм губернским властям о беспорядках в уезде, анализируя политическую обстановку, просил прислать военную силу в уезд, прямо писал о слабости Временного правительства. Власть действительно «шаталась из стороны в сторону», в ней не было твердости и авторитета. «Сейчас вся власть отпихивается от применения власти», - говорил один из участников заседания губернского земельного комитета. В Спасском уезде часть солдат, вернувшихся с войны, решили создать свой Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, как это было у них в воинских частях. Организатором был К.И. Ошкин из села Кажлодки. Они ставили своей задачей подготовку свержения слабой, но еще действующей власти в уезде. Особенно они активизировались после захвата власти большевиками в Петрограде и Москве в октябре 1917 года. В ноябре в уезде прошли выборы в Учредительное собрание страны, на которых убедительную победу одержали эсеры. В результате организационных действий спасских солдат, сочувствующих большевикам, и членов большевистской партии (их было всего несколько человек) 24 января 1918 года был проведен 1-й уездный съезд советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который решил взять власть в уезде вооруженным путем. (См. воспоминания И.С. Моисеева). В результате военной стычки власть советом была взята 1(14) февраля 1918 года. В течение нескольких месяцев советская власть была установлена и в 16 волостях Спасского уезда. В феврале советская власть установлена и в Тамбове. Первый губернский съезд советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов прошел 18 февраля-4 марта 1918 года. После этого в Спасск прибыли посланники из Тамбова, которые возглавили часть комиссариатов, а потом отделов уездного исполнительного комитета совета. Большая часть активистов, захвативших власть в уезде, по своей безграмотности не могла управлять хозяйством уезда, да и активных большевиков из Тамбова надо было «пристраивать» на начальнические должности хотя бы в уездах. Заключение позорного Брестского мира привело в стране к Гражданской войне. Вот тут-то либеральные свободы, провозглашенные Февральской революцией, и кончились. Крестьян стали призывать в Красную армию. Многие, получив землю, не пожелали ее защищать и стали дезертирами. Другая часть крестьян и большевики по призыву участвовали в военных действиях против своих сограждан. В результате революционных событий и Гражданской войны страна была отброшена назад на несколько десятилетий. Отсутствие продовольствия в стране (отчасти из-за разгрома имений и незасеянных площадей) вынудили новую власть жестоко действовать, а попросту отнимать хлеб у крестьян. Это было время «военного коммунизма». Борьба с верой, страшные слухи об обобществлении крестьянских хозяйств и даже их семей способствовали новой волне крестьянских выступлений. В Спасском уезде их было несколько, в т.ч. Хомутовское восстание. Выступления крестьян проходили и в западной части уезда, подавленные латышскими стрелками, артиллерией. В их подавлении участвовали и спасские представители власти. Особенно активными и многочисленными были крестьянские восстания в Тамбовской губернии под руководством А.С. Антонова, борьба с которыми продолжалась до 1925 года. На склоне лет историк и политический деятель, лидер партии российских кадетов П.Н. Милюков (1859-1943), работая в эмиграции над воспоминаниями о Февральской и Октябрьской революции, писал: «История проклянет вождей так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю». Предлагаемый читателям перечень документов и материалов расположен в хронологическом порядке. Документы, имеющие нумерацию, взяты из сборника «Крестьянское движение в Тамбовской губернии.1917-1918» с указанием архивных источников. Примечания к документам набраны курсивом. * * * Документы Из книги Крестьянское движение в Тамбовской губернии в 1917-1918 гг. Сборник документов. – М., 2003. Другие издания документов. АТГК ВП – Архив Тамбовского Губернского комиссара Временного правительства ГАПО – Государственный архив Пензенской области ГАТО - Государственный архив Тамбовской области ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации ЦДНИТО – Центр документации новейшей истории Тамбовской области ЦГАОР – Центральный Государственный архив Октябрьской революции ЦГИА – Центральный Государственный исторический архив 3 марта 1917 г. – 4 марта 1917 г. В Спасске узнали об отречении царя и создании Временного правительства. В соборной церкви и во всех церквах города и уезда отслужены благодарственные молебны по поводу отречения от престола царя Николая II., на них также провозглашали многолетие Временному правительству. В Спасске либеральные чиновники уездной земской управы и других учреждений города совместно с населением устроили манифестацию. Манифестанты подошли к полицейскому управлению, разоружили полицейских. Вместо полиции начали создавать милицию. Обезоружили также команду уездного воинского начальника. Затем направились к спасской тюрьме, намереваясь освободить политических заключенных, но таковых не оказалось. Тамбовский земский вестник. 1917. № 54. С. 5. 5 марта 1917 г. В Спасске был организован большой митинг. Председательствовал и вел митинг либерально настроенный чиновник, присяжный поверенный (адвокат) Николай Николаевич Старков. На митинге собравшиеся потребовали арестовать уездного исправника, надзирателей, других полицейских чиновников, отобрать все полицейские документы. Архив Тамбовского губернского комиссара Временного правительства (АТГК ВП) – по описи № 1. С. 5.Сведения тамбовского краеведа М.Маскаева, взятые из губернской газеты «Известия», и опубликованные в районной газете «Луч коммунизма» в 1984 году, № 134-136. Это относится к событиям за 3-5 марта. 6 марта 1917 г. Председатель Тамбовской губернской земской управы Ю. В. Давыдов прислал в Спасск на имя председателя уездной земской управы П. А. Хохлова телеграмму: "Распоряжением министра внутренних дел на меня возложены обязанности губернатора в качестве губернского комиссара правительства. Уездным комиссаром правительства назначены вы. Вам подчинены город и уезд. Прошу вступить в должность и приступить к переформированию полиции в милицию, каковую должны учредить местные самоуправления". Тамбовская правда. 1922. № 203; АТГК РП. В. 12. Д 61. № 14 14 марта 1917 г. Телеграмма землевладелицы Жилинской губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о действиях крестьян с. Липяги Спасского уезда Сообщает о требованиях крестьян к управляющему ее имением о передаче им всего имения и выселении из него всех служащих, просит принять срочные меры и разъяснения крестьянам закона. Жилинская. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 107. Телеграфный бланк 16 марта 1917 г. Телеграмма председателю Государственной думы от собрания духовенства Спасского уезда: "Духовенство Спасского уезда Тамбовской губернии с первого своего свободного собрания шлет вам, дорогой отныне всему русскому народу Михаил Владимирович [Родзянко], а в лице вашем всей Государственной Думе и вставшим на защиту вас и народа частям войск, первый свободный привет и сердечное русское спасибо за проявленное гражданское мужество и оказанную тем неоценимую услугу родине. Пала старая власть — угнетательница народа. Пали преграды между духовенством и народом. И свободные теперь пастыри, объединенные со своей паствой во имя любви Христовой и любви к родине, положат все свои силы на служение дорогой отчизне". ГАТО. Ф. 1058. .Середина марта 1917 г. Из Тамбова в уезды поступает призыв к местным деятелям "работать дружно, обновляя, но не разрушая старых учреждений". Вторая декада марта. С приближением весны и весенних полевых работ начинаются аграрные беспорядки, подобные тем, что были в 1905-1906 годах. Крестьяне начинают тревожить землевладельцев, выступая с различными требованиями, касающимися земли и работы на ней. В Спасске создан общественный исполнительный комитет, позже – Совет крестьянских депутатов. №24 Из протокола заседания Спасского уездного общественного исполнительного комитета от 21 марта 1917 г. о доведении до правительства заявления крестьянской группы комитета ... 4. Заявление крестьянской группы комитета. Член комитета Лазарев сделал соответствующее заявление: Крестьянская группа просит уездный комитет обратиться к Правительству, чтобы оно разрешило вопросы: 1. О переходе к трудящемуся классу земель, принадлежащих помещикам, удельному ведомству, церквям и монастырям; 2. О введении бесплатного всеобщего обязательного обучения. Школы должны быть с 8-летним курсом. В них 6 классов должны быть общеобразовательными и 2 класса — специальными; 3. О замене постоянной армии народным ополчением; 4. О том, чтобы война была доведена до благополучного для России конца; 5. Об отделении церкви от государства и о том, чтобы богослужение в храмах совершалось на русском языке. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 386 об. Печатный экз. Апрель 1917 г. В Спасске избран новый состав земской управы. Председателем стал М. А. Иванов, членами: Ф. И. Евсеев, Ф. А. Вергасов, Д. Е. Маскаев. П. А. Хохлову предложено стать Почётным председателем без содержания, оставаясь одновременно уездным комиссаром Временного правительства. Тамбовская правда, 1922. № 203. Выборы нового состава земской управы произошли под влиянием эсеров, посланных в уезд, в т.ч. А.С. Новикова. Апрель 1917 г. Уездный комиссар Временного правительства П. А. Хохлов сообщил в письме правительству, что в селе Липяги «крестьяне поругали память его деда» (двоюродного деда по матери Д.А. Лачинова, умершего в 1884 году). ГАРФ, ф. 1791, оп. 2, д. 237, л. 160-160 об. 19 апреля 1917 г. Телеграмма спасских помещиков в Государственную Думу и министру земледелия: "Уездный исполнительный комитет постановил снять военнопленных у всех землевладельцев. Цены местным рабочим неприступны. Яровые грозят остаться не засеянными, озимые не убранными. Ликвидация всякого хозяйства неизбежна, если постановление не будет отменено. Землевладельцы Анна Рейтарова, Елизавета Кашкарова, кн. Цертелева, Серафима Зинович-Кащенко, Наталья Веденяпина, Анна Жилинская". ГАРФ, ф. 1791, оп. 2, д. 237, л. 13. 21 апреля 1917 г. В губернской управе дебатируется вопрос о земле. Среди предложений: безвозмездно и по возможности равномерно поделить её между всеми, кто работает на ней. Для дальнейшего рассмотрения и решения вопроса создаётся губернский земельный комитет, такие же земельные комитеты предложено создать в уездах. Губернский комиссар Ю. В. Давыдова телеграфирует всем уездным комиссарам: "[На] первом заседании земельного комитета надлежит избрать председателя и одного представителя в губернский земельный комитет. Прошу принять все меры [для] ускорения созыва уездного комитета". В Спасском уезде таким представителем избран А.С. Новиков (писатель Новиков-Прибой). Уездный комитет, созданный в июне 1917 года, состоял из 5 членов: 4 – от земского собрания, 1 – от города. А.С. Новиков участвовал в организационном заседании Тамбовского губернского земельного комитета 23-24 июня 1917 года. ГАТО, ф. Р-946, оп. 1, д. 6, л.6-6 об. Типографский экземпляр. 14 мая 1917 года Телеграмма Жилинской в Тамбов из Москвы: «Общество крестьян села Липягов Спасского уезда требует от моего управляющего подписку передачи обществу всего моего имения и удаления всех служащих. Прошу срочного распоряжения уездной власти предотвратить насилие и разъяснить крестьянам их незаконный образ действий». ГАТО. Копия в Спасском краеведческом музее. 7 июня 1917 г. Телеграмма Шишова, доверенного помещицы Языковой, в Министерство внутренних дел: "В имении Языковой Устьинской волости Спасского уезда по постановлению местного волостного комитета рабочие сняты с работ. Вся земля самовольно отобрана у помещиков. Крестьяне грозят отобрать живой и мёртвый инвентарь". ГАРФ, ф. 1791, оп. 6, д. 418, л. 19. 12 июня 1917 г. Телеграмма Никуличкина из Спасска Председателю Совета Министров: "Жители Свищева Наровчатского уезда Пензенской губернии в присутствии милиционера, не слушая его, грабят сады, огороды, угрожают лишить жизни; соседние имения грабят, учиняют облавы помещиков целью убийства. Прошу защиты. Никуличкин". Там же. № 116 23-24 июня 1917 г. Из протокола № 1 организационного заседания Тамбовского губернского земельного комитета от 23-24 июня 1917 года. Выступал представитель от Спасского уезда А.С. Новиков – (задача организовать в уезде 4 волостных земельных комиссии). ГАТО, ф. р-946, оп. 1, д. 6, л. 6-6 об. До июля 1917 года уездный комиссар П.А. Хохлов сложил с себя полномочия. 17 июля уездным комиссаром Временного правительства назначен его сын Алексей Павлович Хохлов. 1 июля 1917 года Протокол и.о. начальника Спасской милиции Н. Зинякова По поручению г-на Спасского комиссара правительства сего числа производил опрос доверенного владелицы имения Л.М. Языковой Михаила Леонидовича Шишова по его жалобе Председателю Совета Министров князю Львову о бесчинствах крестьян деревни Ржавцы Устьинской волости Тамбовской губернии. Опрошенный по этому делу доверенный Шишов заявил, что 30 апреля 1917 года причинили в имении крестьяне деревни Ржавцы мне под угрозой связать и отправить меня в Петроград в Думу или посадить в мешок и оттащить в реку – заявили мне, что земля, принадлежащая Л. Языковой в настоящее время должна принадлежать им, и что я, Шишов, не должен ее пахать, а пахать должны мы, крестьяне. Я им на это сказал, что если вы ее признаете своей, то возьмите ее и пашите, земля эта паровая в количестве 114 десятин. Этого же числа крестьяне сняли у меня рабочих-военнопленных в количестве 8 человек. Из количества этой земли 55 десятин вспаханы крестьянами, а 59 десятин и до сего времени остались не вспаханными и посеянными быть не может. Когда же крестьяне стали травить клевер, то я, Шишов, неоднократно обращался с заявлением в Устьинский волостной комитет, прося его не травить клевер, но волостной комитет заявление мое оставил без внимания, и клевер был ими стравлен. Кроме того, крестьяне этой же деревни свалили с корня 20 дубов и разобрали у сторожки сени. По отношению к инвентарю доверенный М.Л. Шишов заявил, что 5 человек крестьян Устьинского продовольственного комитета явились ко мне в дом и потребовали открыть сундуки, принадлежащие лично мне, каковые сундуки я открыл без промедления. Внутри дома крестьяне произвели опись всего имущества, а также всего живого и мертвого инвентаря. Живой инвентарь крестьяне запретили мне продавать. Далее Шишов заявил, что 4 июня с.г. он был приглашен в Устьинский продовольственный комитет, где комитет в присутствии прибывшего Спасского комиссара потребовал от меня внести в комитет задаток за сданный мною сад. Этот задаток я оказался внести за неимением денег, тогда председатель комитета сказал, что мы тебя сейчас убьем. У бывшего в то время в комитете торговца Н.Г. Пискарева мною были заняты деньги 100 рублей и внесены в комитет, а также требовал деньги за ранее проданный мною скот. Я, Шишов, внести эти деньги отказался, потому что я их отослал доверительнице. Во время этого разговора председатель требовал, чтобы я говорил с ним, не заикаясь, а нараспев. Потом председатель заявил, что если ты, Щищов, не внесешь эти деньги к 11 июня, то мы тебя арестуем и выселим из имения. Все эти требования происходили в присутствии Спасского комиссара, который говорил комитету, что так поступать не следует, но комитет не хотел исполнять его требования. Управляющий имением Лидии Михайловны Языковой М.Шишов. Исполняющий обязанности начальника Спасской уездной милиции Н. Зиняков. ГАТО, ф. р-1058, оп. 1, д. 26. Копия в Спасском краеведческом музее. № 128 11 июля 1917 года Докладная записка Спасского уездного комиссара А.П. Хохлова губернскому комиссару о состоянии взаимоотношений между крестьянскими обществами и частное л а дельцами, о противозаконных действиях крестьян и о необходимости военной силы для поддержания порядка. В уезде очень часто происходят недоразумения между крестьянскими обществами и частными владельцами, большей частью на почве земельных вопросов. Крестьянские общества захватным образом, а были случаи и согласно противозаконных постановлений волостных и сельских комитетов, стремятся к отобранию у части помещиков земли, лесов, садов, посевов и сенокосных угодий. В некоторых казенных лесничествах производят порубку леса, снимают лыко, истребляют молодые посадки, косят и травят луга. Для прекращения самовольных действий крестьянских обществ в помощь чинам милиции и для оказания содействия иногда, при повальных обысках в целых селениях и по отобранию похищенного и разграбленного имущества, нередко требуются наряды вооруженных воинских частей, но, к сожалению, в г. Спасске воинских частей, если не считать десятка солдат конвойной команды, нет, почему местный воинский начальник в просьбе о присылке солдат отказывает. Не имея возможности при таких условиях поддерживать должный порядок и спокойствие в переживаемое тревожное время, а равно выполнить по долгу, совести и службы все возложенные на меня обязанности, для устранения всеразличных1* беспорядков со стороны крестьянского населения, я вынужден об этом довести до Вашего сведения и прошу командировать в г. Спасск, в распоряжение воинского начальника, в помощь и для содействия милиции хотя бы 20 казаков или солдат, но при том условии, чтобы этот отряд состоял на полном довольствии из сумм военного ведомства. О последующем прошу меня уведомить. Уездный комиссар правительства А. П. Хохлов Секретарь [подпись] ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 217. Подлинник. Копия в Спасском краеведческом музее. 11июля 1917 г. Предписание губернской земельной управы уездным земельным комитетам: "Ввиду того, что губернская земельная управа получает много телеграмм, заявлений и жалоб на незаконные действия уездных и волостных земельных, а где их нет, продовольственных комитетов в разрешении земельных и арендных споров, считая незаконными запрещения помещикам продавать свой скот, инвентарь, вырубать леса и самовольными сдачу в аренду садов, лугов, произведенные комитетом описи хозяйства поместья и т.п., губернская земельная управа считает своим долгом указать, чтобы комитеты, где нужно, твердо заявили, что запрещение на вырубку леса, продажу инвентаря и скота не есть законное с их стороны действие, а их право, которое только им с продовольственными комитетами или лесоохранительными комитетами (в отношении рубки леса) при-надлежит и всякое постороннее вмешательство комиссариата или каких других учреждений не только не желательно, но вредно и недопустимо". Председатель Бобынин. ГАТО, ф. Р-946, оп. 1, д. 6, л. 15-16. Подлинник. № 132 13 июля 1917 года Уведомление губернского комиссара Ю.В. Давыдова Министру внутренних дел о принятии законных мер к противоправным действиям Устьинского волпродкома Спасского уезда по отнощению к местным землевладельцам: "В ответ на присланную мне Главным управлением по делам милиции 12-го июня за № 18634/Д телеграмму доверенного землевладелицы Л. М. Языковой Шишова по поводу беспорядков в имении, вызванных действиями местного волостного комитета, имею честь уведомить, что постановлением Спасского уездного комиссара от 30-го июня Устинский волостной продовольственный комитет во всем своем составе за противопоказанные действия и превышения власти в отношении имения Языковой и других привлечен к судебной ответственности с передачей всего материала прокурору Тамбовского окружного суда". ГАТО, ф. 1058, оп. 1, д. 26, л. 178. .№ 144 28 июля 1917 г. Срочно Донесение Спасского уездного комиссара А.П. Хохлова губернскому комиссару о чинимых крестьянами беспорядках в имениях частновладельцев при селах Корпеловке и Липягах, о невозможности прекращения их местными силами и о политических настроениях населения уезда 27-го июля мною, с ведома и согласия малого уездного исполнительного комитета, была отправлена Вам телеграмма с просьбой сделать срочное распоряжение о присылке в город не менее 100, 120 солдат, при соответствующем количестве офицеров, или же 100 казаков. Вынудило меня отправить эту телеграмму как общее положение дела в уезде, так равно и следующие обстоятельства: накануне официального моего вступления в должность комиссара уезда, т.е. 17 июля, мне около 8 часов вечера сообщили из милиции, что в усадьбу г-ки Н.А. Вяземской, находящуюся при деревне Корпеловке, ворвались 7 — 9 одетых в форму солдат людей и произвели полный разгром ее дома, побив зеркала, посуду, окна, подушки и прочее. Мною тотчас же было отдано распоряжение отправить туда имеющихся в распоряжении воинского начальника троих солдат и двоих милиционеров, но ко времени их прибытия туда преступники уже скрылись. В настоящее время все это дело передано мною судебному следователю, при нем ранее произведенным милицией дознанием все виновные установлены, но не разысканы. Крайне неспокойное состояние царило все эти дни моего комиссарства и в селе Липягах, где крестьяне почти ежедневно забирались в сады помещицы Цертелевой и Жилинской и производили там кражи яблок и поломки деревьев и забора. Наконец, в ночь на 24-е июля был произведен, еще неизвестно кем, поджог сарая в усадьбе А.С. Жилинской, кроме того и общее настроение этого села носило крайне враждебный и буйный характер, что и вынудило меня два дня (19—20) подряд ездить в это село и пытаться уладить дело мирным согласием, но, к сожалению, в этом селе существует организованная кучка людей, которая волнует и мутит все село, ввиду чего и переговоры и разговоры мои не привели там ни к какому положительному результату и безобразие и самочинство там все усиливалось и росло. 25-го июля утром мною был командирован туда уездный начальник милиции в сопровождении четырех солдат и трех милиционеров для производства тщательного дознания и привлечения виновных к уголовной ответственности. Не прошло и полутора—двух часов со времени их отъезда, как мне уже донесли по телефону, что на начальника и сопровождающий его отряд при въезде их в усадьбу Жилинской напала толпа, почему и просят помощи, а через следующие полчаса поступило следующее донесение, что двое (милиционер и солдат) убиты, остальные просят немедленной помощи. Оба раза доносил милиционер, укрывшийся в усадьбе кн. Церетелевой. Медлить и думать уже не приходилось; [зная, что к] прежним моим посещениям крайне буйное настроение крестьян села Липягов, я, собрав все наличные силы милиционеров и солдат, как находящихся в распоряжении воинского начальника, так и из среды эвакуированных, добровольно изъявивших желание ехать для водворения порядка, отправился в село Липяги во главе отряда из сорока человек. Наше прибытие туда внесло страшное раздражение в среду крестьян, и, видя, что каждая минута промедления грозит чрезвычайными осложнениями и бессмысленным взаимным убийством, а равно, принимая во внимание, что 1) как выяснилось, никаких убийств на месте происшедшего не произошло, а было лишь избиение толпой двоих милиционеров и солдат, а также 2) уверения в мирном разрешении вопроса члена Липяговского исполнительного волостного комитета С.Е. Мордвинкова, инструктора губернского продовольственного комитета Жарова, прибывшего в Липяги вместе с начальником милиции, я решил отряд увести, успокоить взбудораженную и взвинченную толпу. После моего решения конфликт в скором времени был улажен. На следующий же день был созван малый исполнительный уездный комитет, на котором был всесторонне рассмотрен весь этот инцидент, после чего моим действиям было высказано одобрение, и они в целом были правильными, все же дело решено было направить судебному следователю для производства следствия; но я глубоко убежден, что этот инцидент улажен лишь наполовину и, если бы он прошел безнаказанно для его зачинщиков и главарей, то в недалеком будущем через уже уезд прокатится эта волна насилий и безобразий, почему исполнительным комитетом и признано необходимым вызвать в город вооруженную охрану для того, [что] в уезде много дезертиров, составляющих главное ядро бунтовщиков и подстрекателей всяких насилий и самоуправств; изложенное возможно лишь при содействии военной силы, так как средствами и силами одной милиции и за отсутствием в городе гарнизона, сделать это невозможно. Вызывая эту военную силу, я так же был глубоко убежден, что применять ее как силу мне, конечно, не придется, но самый факт нахождения этой силы отрезвляюще подействует на все население, и оно само будет оказывать всяческую помощь и поддержку не только этой силе, но и всем существующим органам власти. Я не упомянул о происходящих во многих местах уезда потравах лугов, рубки леса и других самочинных действиях — все это, повторяю, происходит исключительно от темноты и невежества в нашей деревне прежде всего, а потом и от сознания своей безнаказанности, ввиду отсутствия у властей физической силы, принуждающей повиноваться ей. В заключение я должен сказать, что наш Спасский уезд отнюдь нельзя назвать зараженным большевистским или анархическим течением, но он, безусловно, может стать таковым, если у местной власти не будет силы, на которую она могла бы опираться в крайних, конечно, случаях. Я глубоко верю в разум и сердце нашего народа и в его великое будущее, но я не могу не видеть глубокой темноты невежества его, на которую может действовать убедительно, правда, иногда, только лишь сила или сознание даже присутствия этой силы у власти. Вот почему я настоятельно прошу и просил вызова этой силы. Комиссар Хохлов Секретарь [подпись] ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 211, 211 об.- 212. Подлинник. 1 августа 1917 года Баранчеевский помещик А.А. Яшин жаловался властям Керенского уезда, что крестьяне проводят потраву его хлебов, уничтожают фруктовый сад, растаскивают фрукты и овощи. ГАПО, ф. 206, оп. 1, д. 43, л. 13. 3 августа 1917 г. Телеграмма из Спасска помещиц Жилинской и Цертелевой Председателю Совета Ми-нистров, Министру внутренних дел, Председателю Государственной Думы: "В селе Ли-пягах Спасского уезда возрастающая анархия. Пришлось бежать из обоих имений. Полный разгром садов, огородов, поджоги, самовольные обыски. Комиссару, явившемуся с 50 солдатами, оказано сопротивление. Попытки арестовать главарей потерпели полную неудачу. Власти бессильны. Неоднократные телеграфные просьбы комиссара о высылке войск из Тамбова оставлены без ответа. Положение угрожающее. Умоляем распоряжении безотлагательном нашей защиты. Землевладельцы Жилинская, Цертелева." Революционное движение в России в августе 1917 года. – М., 1959. – С. 290. № 156 5 августа 1917 г. Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова командующему войсками Московского военного округа о командировании в Спасский уезд войск для прекращения беспорядков: В Спасском уезде самоуправные действия населения захваты, насилия приняли систематический характер. Является настоятельно необходимым для водворения порядка послать уезд на некоторое время в распоряжение комиссара пятьдесят кавалеристов или казаков. Усердно прошу распоряжения о командировании в Спасск войска. Губернский комиссар Давыдов. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 214. № 161 Заседание Тамбовского земельного комитета 7-9 августа 1917 года. … Делегат Спасского земельного комитета Чернов доложил: волостные земельные комитеты еще не организованы, так как в Спасском уезде всего 16 волостей, а можно было организовать земельные комитеты только в 4 волостях, уездный земельный комитет решил проводить все дела через продовольственные комитеты. Вопрос о согласовании работ был разрешен совместно с продовольственными комитетами. На всей работе земельного комитета остро сказывается недостаток средств. С весны помещики предложили всю землю передать в аренду. Это предложение проводилось через исполнительные комитеты. Теперь же поступают жалобы помещиков на захват ранее переданной земли. Главный разлад в установлении арендных цен; цены установлены следующие: заливные земли 10 руб. дес. (раньше арендовалось 15 руб. дес). Крестьяне пошли на уступки, предлагали 15 руб. за дес, но и на это владельцы не согласились. Одно из имений было разгромлено. Земельный комитет старался провести арендную цену по норме, принятой Тамбовским губернским земельным комитетом, так, например, обычная цена 20 руб., устанавливалась цена 10 руб. за десятину. Ввиду острого отношения владельцев к вопросу об арендной плате, были случаи сильного понижения крестьянами арендной платы, так, например, в имении кн. Гагариных установлена плата 1 р. 50 к. за десятину. Спекуляции арендной землей нет; многие крестьяне раньше сдавали надельную землю, сдают и теперь. Расхищение лесов не наблюдалось, если не считать единичных случаев порубки леса на лыко; рубка приостановлена земельным комитетом. Уборка хлебов проходит спокойно, нормально. Посев хлебов задерживается недостатком рабочих рук, еще не приготовлены семена. Спорный вопрос об арендных ценах вряд ли разрешится мирно: помещики на уступки не идут, крестьяне к уплате аренды еще не приступали. Вследствие обострившихся отношений во многих местах вспыхивают аграрные беспорядки. Отсутствие земельных комитетов сильно сказывается. Каменев: Ч